Автор текста — Т.А. Поскакалова

Современные преподаватели ВУЗов все чаще сталкиваются с ситуацией, когда студенты откровенно скучают на лекциях, параллельно общаются в социальных сетях или же просто прогуливают занятия. Являются ли устные лекции пережитком прошлого в 21 веке, или же они ценны сами по себе как жанр устного выступления и акт содержательной коммуникации? Проблему сохранения лекций как важного формата высшего образования обсудили участники круглого стола книжной ярмарки «Non Fiction» в рамках презентации серии книг «PRO лекции».

коллаж баркова

Александра Баркова, филолог, заведующая кафедрой культурологии Института УНИК, полагает, что в ближайшее время отказ от традиционного лекционного формата невозможен в связи с феноменом психологической устойчивости человека к изменениям. Несмотря на то, что эпоха Интернета привела к широкому распространению всевозможных аудио и видеоматериалов, электронных изданий и динамичных новостных лент, современный человек все еще нуждается в ориентирах и помощи в фильтрации и интерпретации беспрерывного потока информации. Приобретающие все большую популярность самообразование и дополнительное образование не снижают востребованности устных лекций, так как они представляют человеку возможность живого общения.

Алексей Лызлов, к. психол. н, доцент кафедры общей психологии факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова, рассматривает устную лекцию и как способ раскрытия понимания, и как «производство присутствия», и как процесс совместного со студентами обнаружения и закрепления смыслов, и как живой процесс мышления вслух. В условиях мгновенного доступа к информации непосредственное общение лектора с аудиторией помогает студентам получать более богатый взгляд на изучаемый предмет, переживая вместе с лектором тот опыт, который стал частью его жизни и исследовательского пути.

Александр Филиппов, д. социолог. н., руководитель Центра фундаментальной социологии ВШЭ, разделяет жанр лекции на три вариации – живая лекция, интернет-лекция и лекция, изданная в печати. По его мнению, если в условиях устной лекции важным является общение и быстрая обратная связь между студентом и лектором, то изданные лекции обладают как высокой содержательной ценностью, так и ценностью исторического артефакта. Например, в случае с Гегелем, структурированные и изданные конспекты его студентов составляют половину собраний сочинений философа, причем наиболее понятную и доступную для усвоения. Также записанные лекции характеризуются иной модальностью и тональностью, «более медленным» способом подачи информации. А. Филиппов рассматривает Интернет, прежде всего, как дополнительное средство фиксации и хранения информации. Всеобщая доступность к записанным материалам организует и дисциплинирует лектора, способствуя более точной и скрупулёзной подготовке, помогает избежать недостоверного цитирования и неполиткорректных высказываний, стимулирует обращаться к новейшим источникам и корректировать сведения. По мнению исследователя, все три вариации лекций не исключают и не заменяют друг друга, но, напротив, наиболее эффективно работают в комплексе.

mooc коллаж

Интересно, что на современном этапе вхождения интернет-технологий в систему образования все большей популярностью среди студентов и университетских преподавателей пользуется платформа MOOC (Massive open online course), являющаяся формой дистанционного образования с бесплатным доступом к лекциям профессоров Гарварда, Стэнфорда и других ведущих мировых университетов. Целью создания платформы является расширение доступа к высшему образованию вне социальных, этнических, возрастных и религиозных ограничений. Условно обучающихся а платформе MOOC можно разделить на четыре категории – пассивные слушатели; обучающиеся, бросающие курсы обучения; обучающиеся, окончившие курсы обучения; обучающиеся, слушающие разовые (отдельные) лекции. Самые активные пользователи ресурса – американские старшеклассники, хотя платформа также популярна среди студентов университетов и дипломированных специалистов.

Некоторые педагоги, например, Robert Kegan – психолог по развитию и психотерапевт, преподававший на протяжении 40 лет в Harward Graduate School of Education, успешно включают свои видео-сообщения (так называемые «видеоглавы» от 5 до 15 минут) в читаемые очные курсы, совмещая традиционные лекции с короткими видеопрезентациями учебного материала и полноценными видеолекциями. Во время просмотра видеозаписей студентам необходимо реагировать,  задавая вопросы или маркируя материал хэштэгами (например, #unclear, #question, #aha). Таким образом, на следующей очной встрече преподаватель знает, какие вопросы возникли у студентов, и имеет возможность гибко реагировать на запросы аудитории.

Повышение цен на высшее образование, растущая востребованность практического опыта, разнообразных навыков и умений в различных сферах деятельности, а также возрастающие требования к развитию познавательных компетенций делают данную модель образования все более привлекательной. Однако несмотря на рост популярности MOOC, педагоги и психологи продолжают изучение ее возможностей, подчеркивая, что платформа по-прежнему не реализует методы активного обучения – точно так же, как этого не делают традиционные лекции. Вопрос о том, нужно ли сохранить привычный лекционный формат или же полностью отказаться от него в условиях информационного общества остается открытым.

Литература по теме:

Bruce Charlton, Sam Marsh and Nick Gurski. Are lectures the best way to teach students?

Robert Kegan. The lecture in 21st century learning: Reconstructing and revaluing our oldest teaching asset.

Inmaculada Maiz Olazabalaga, Carlos Castaño Garrido, Urtza Garay Ruiz. Research on MOOCs: Trends and Methodologies.

Henk G.SchmidtStephanie L.WagenerGuus A.C.M.SmeetsLianne M.KeeminkHenk T.van der Molen. On the Use and Misuse of Lectures in Higher Education.

Olaf Zawacki-Richter, Aras Bozkurt, Uthman Alturki,  Ahmed Aldraiweesh. What Research Says About MOOCs — An Explorative Content Analysis.