Автор текста  — Т.А. Поскакалова

За последние 10-15 лет Канун дня всех святых, традиционно празднуемый в Америке и некоторых странах Европы в ночь на 1 ноября, приобрел достаточно широкую популярность в России. По данным «Левада-Центр»,  Хэллоуин отмечает около 9% россиян, при этом с каждым годом в числе празднующих становится все больше детей. Event-агентства, кафе, школы с углубленным изучением иностранных языков, детские клубы, лингвистические курсы и даже музеи (в Москве – Дарвиновский музей, «День лешего или русский хэллоуин» и Биологический музей им. К.А. Тимирязева, «Парад монстров») предлагают свои программы, шоу-фестивали, квесты, дискотеки и тематические вечеринки. Тема Хэллоуина с участием несовершеннолетних прозвучала  даже на украинском проекте «Танцуют всi», где под песню «It’s Halloween»  девочка из России  Ева Уварова мастерски перевоплотилась в образ зомби.

boys-carved-pumpkin-celebration-1371178

Как известно, маркетинговые технологии успешно прививают детям ощущение взрослости и образы поп-культуры. Исследователь детства  Susan Honeyman из Университета Небраски (University of  Nebraska) связывает  празднование Хэллоуина с индустрией развлечений и насаждением детского консюмеризма, прививкой определенного потребительского вкуса. Автор отмечает, например, что по покупке сладостей в Америке Хэллоуин опережает только Пасха.  По мнению ученого, дети ассоциируют праздник, прежде всего,  с огромным количеством конфет и их неограниченным поеданием. Причем в сознании детей не формируется понимание, за какие заслуги они их получают в качестве награды. Некоторые исследователи отмечают, что ситуация обстоит еще хуже – взрослые дают детям сладости, чтобы «откупиться» от нежелательных проказ, что отражено в главном девизе праздника «Trick or Treat» – буквально: угощение или злая шутка («Сладость или Гадость»). Многие педагоги и родители также указывают на искажение понимания смерти (а тема смерти – лейтмотив праздника), так как это может быть первый и единственный опыт столкновения маленького ребенка с данным феноменом. Многие задаются вопросом, а стоит ли вообще раньше времени знакомить детей с такими понятиями как «смерть», «насилие», «ужас» и им подобные.

pexels-photo-1406351

Ряд психологов утверждают, что празднование Хэллоуина оказывает разрушительный эффект на психику детей, так как тематика праздника не предполагает наличия положительных героев и ролевых моделей, зато воспроизводит картины насилия, смерти, воплей и ужаса.  Последнее  может вызывать нежелательные реакции у детей с нарушениями сенсорного восприятия.

В то же время, существуют исследователи, которые  видят в Хэллоуине широкие возможности для изучения детского поведения и переживаний в условиях всеобщей эйфории  праздника и анонимности.

pexels-photo-1406352

Еще в 1976 году команда исследователей  Diener, E., Fraser, S. C., Beaman, A. L. и Kelem, R. T.  провели массовый психологический эксперимент  в 27 домах города Сиэтл, штат Вашингтон. Объектом исследования стали вариации в поведении детей во время осуществления традиционной игровой практики «treat-or-trick», широко распространенной среди жителей англоязычных стран и Мексики.

Традиция «treat-or-trick»  заключается в переодевании детей в карнавальные костюмы монстров, вампиров, скелетов и других жителей загробного мира, посещении близлежащих домов и получении конфет и сладостей в обмен на исполнение несложных просьб хозяев спеть, станцевать, рассказать стихотворение. Желающие принять участие в праздновании Хэллоуина  взрослые украшают дома тыквами, свечками, гирляндами, искусственной паутиной и другим «зловещим» декором, обозначая тем самым свое радушие по отношению к маленьким посетителям. Обычно дети  от дома к дому перемещаются небольшими группами и без сопровождения родителей.

В процессе исследования каждому ребенку при посещении одного из домов, участвовавших в эксперименте, предлагалось угоститься только одной конфетой из блюда, наполненного сладостями, взрослый  хозяин дома при этом удалялся и смотрел за реакцией детей в скрытое отверстие. Рядом с блюдом с конфетами находилась миска с мелочью, о которой хозяин дома не упоминал и, следовательно, не давал разрешения брать деньги. В ряде случаев перед тем, как оставить детей наедине с конфетами и монетами, взрослый спрашивал имя и фамилию ребенка, таким образом идентифицируя гостей.

activity-childhood-children-1418353

В результате наблюдений исследователи сделали выводы об условиях, провоцирующих у детей трансгрессию и нарушение социальных норм: анонимность,  отсутствие надзирающего взрослого или родителя, наличие группы детей (соучастников).  Так в присутствии взрослого только  8 % детей нарушили правила и осмелились взять больше одной конфеты/монет. Также только 7,5 % взяли более одной конфеты/монет при раскрытии своего имени. В случаях, когда дети находились в группе сверстников и их личности не были идентифицированы, нарушали правила уже 57,2 % детей. Исследователи отметили высокий уровень деиндивидуализации  — психологического состояния, при котором происходит утрата самосознания и повышается восприимчивость к  нормам толпы.

Данное исследование имело свое продолжение.  Несколькими годами позже Edward  Diener с коллегами в Сиэтле провел похожий эксперимент, в котором приняли участие 363 ребенка. Теперь ученых интересовала связь между самосознанием и подчинением общественным правилам. Изменено в эксперименте было лишь одно условие –  в 50% случаев за блюдом с конфетами находилось зеркало. Также детям было разрешено взять только одну конфету, и после предупреждения взрослый удалялся под предлогом необходимости поработать. Эксперимент показал, что в отсутствии зеркала и в условиях полной анонимности на кражу решились 28.5% детей, а при наличии зеркала — 14.5%. В случаях наличия зеркала  и при обнародовании своего имени и адреса проживания на воровство решились только 9% детей. Ученые пришли к выводу, что когда человек сфокусирован на себе и своем поведении, он становится более чувствительным к тому, как ему следует поступать: проявляет большую осмотрительность, учитывает нравственную сторону деяния и его последствия. Зеркало в эксперименте способствовало визуализации проступка и тем самым стимулировало проявление самосознания. Также в ходе эксперимента было установлено, что самосознание в большей степени влияет на поступки детей старшего возраста, нежели младшего.

Как и всегда, следует уравновешенно подходить к результатам любого исследования. При правильном общении с ребенком, выборе менее агрессивных костюмов, ограничении просмотра «ужастиков» Хэллоуин может быть просто эмоциональной разрядкой, поводом группового взаимодействия и примером социализации. Заметим, что проведенные исследования по атакам на детей в эти дни не подтвердили опасения о всплеске насилия, спровоцированного их свободным перемещением.  Практика же «treat-or-trick» может стать поводом знакомства с соседями и способствовать укреплению отношений в местном сообществе.

Подробнее с проблематикой Хэллоуина можно познакомиться по ссылкам:

Susan Honeyman. Trick or Treat? Halloween Lore, Passive Consumerism, and th/e Candy Industry.

Diener, E., Fraser, S. C., Beaman, A. L. и Kelem, R. T.  Effects of deindividuation variables on stealing among Halloween trick-or-treaters.

Edward  Diener. Self-awareness and transgression in children: Two field studies.

Andy Luttrell.  Halloween psychology.