Автор текста  — Т.А. Поскакалова

Социологи отмечают, что 20 век навсегда изменил формат общественного устройства в развитых странах. Задолго до эпохи Интернета и появления соцсетей началось постепенное разрушение брачно-семейных отношений,  тысячелетиями формировавших и регулировавших человеческий социум. Утрата традиционных  семейных ценностей стимулировала скачок в показателях разводов. Так,  в  СССР, например,  первая мощная волна разводов  пришлась на 1965-1967 годы,  и была связана со значительным упрощением  процедуры  расторжения брака.

Статистика четко демонстрирует, что в России, в отличие от западных стран, наличие детей в браке все еще является удерживающим от развода фактором.  По данным интернет-портала «Семейное право»  и Федеральной службы государственной статистики, в России среди разводов браки с одним ребенком составляют лишь 31,2 %, а 12% приходится на браки с двумя и более  детьми. При этом только 27 % от всех разведенных женщин вступают во второй брак. Однако, если смотреть в динамике, то процентное соотношение  распадения браков с детьми стабильно увеличивается, что в точности повторяет западно-европейские тенденции.

Неуклонное увеличение численности разводов на протяжении  последних 50 лет  привело к  возникновению целой палитры послебрачных общественных отношений. Лидирующие позиции занимает феномен вторых браков, 70 % процентов которых, согласно западной статистике, также распадается. Однако внимание психологов, в отличие от социологов,  привлекают не столько решение взрослых о создании или прекращении существования семьи, а психологическая атмосфера так называемых «лоскутных семей» (от немецкого слова «Patchworkfamilie» ). Такие семьи напоминают технику «пэтчворк»-шиться, заключающуюся в создании нового объекта путем подбора разрозненных фрагментов, бывших частью какого-то другого целого. По такому же принципу организованы  и «лоскутные семьи» —  вторые и последующие браки, которые создаются родителями с детьми от предыдущих отношений и характеризуются  невероятно сложными взаимодействиями всех участников ситуации.

Специалисты выделяют до 70 типов таких семей, различая их по социальным, классовым, юридическим статусам  и возрастным категориям членов семей. Дифференциация «лоскутных» семей в основе своей учитывает следующие аспекты:  является ли новый (небиологический) родитель вдовцом, бездетным, состоял ли он ранее в браке;  проживает ли ребенок с биологическим отцом или с биологической матерью; каковы отношения со вторым биологическим родителем; присутствуют ли в семье сводные братья и сестры, а также проживают ли сводные братья и сестры совместно с новой семьей или же только периодически приезжают,  каков пол, возраст и число сводных братьев и сестер; наличие у новой семьи своих совместных детей и многое другое.

Многочисленные вариации финансовых и психологических взаимоотношений внутри семьи, равно как и частота  общения и степень вовлеченности экс-супругов в жизнь новой семьи формируют микроклимат, как правило, негативно влияющий на развитие детей и подростков. Психологи отмечают, что первые два года существования «пэтчворк»-семей обычно являются наиболее конфликтными, так как у детей рушится надежда на воссоединение биологических родителей.   Зачастую детьми остро воспринимаются финансовые трудности, связанные с разводом,  непропорциональное или непривычное распределение трат на нужды членов новой семьи. Тяжело переносится выделение  и поощрение отдельных «творческих» и «перспективных» детей, что только способствует эскалации конфликта между сводными братьями и сестрами.   Деструктивным эффектом обладают нарушения в уже устоявшемся режиме, смена учебных заведений, перераспределение заботы и смещение фокуса внимания со стороны биологических родителей.

Учитывая тенденции развития института семьи, современные исследователи изучают семейные отношения в следующих аспектах:

  • влияние отношений в «пэтчворк»-семье на успеваемость в школе;
  • стиль родительства и воспитательные практики в таких семьях;
  • динамика в физическом, психологическом и умственном здоровье детей;
  • особенности адаптации детей в первые дни функционирования «пэтчворк»-семей;
  • влияние частых смен мест проживания и перемещений от одного биологического родителя к другому на взаимоотношения между участниками «пэтчворк»-семей.

В основном такие исследования производятся путем сравнения результатов успеваемости или иных количественных показателей детей из «лоскутных» семей с аналогичными показателями детей, представляющих  традиционные и неполные семьи. На основании многочисленных исследований, проведенных за последние годы, социологи отмечают повышение показателя поведенческих отклонений при  общем ухудшении успеваемости детей и подростков из «пэтчворк» — семей, особо подчеркивая ухудшение показателей по математике и чтению. В то же время, необходимо отметить, что не все авторы сходятся во мнении относительно влияния «пэтчворк» — семей на развитие детей и подростков.

Одно из наиболее масштабных и цитируемых исследований было проведено группой ученых Donna K. Ginther и  Robert A. Pollak из Университета Канзаса (University of Kansas) в 2004 году. Американские ученые пришли к выводу, что при всей очевидности корреляции структуры семьи и успешности ее детей, каждая семья является индивидуальным случаем со многими критериями, подлежащими учету и оценке. Так, согласно их данным, если отношения в семье неконфликтные, то уровень академической успеваемости детей из «лоскутных» семей не отличается от детей, проживающих с двумя биологическими родителями. Также, если семьи были созданы с небиологическими детьми до 2-х лет, уровень стресса минимален и практически не влияет на академические достижения.  В свою очередь повышенный уровень стресса и напряжения в «лоскутных» семьях связан с неопределенностью и размытостью социальных ролей ее членов, даже если дети не имеют отклонений по поведению, общая ситуация затрагивает как совместных детей пары, так и падчериц и пасынков и, следовательно, негативно отражается на школьных оценках обеих категорий детей.

Аналогичное,  но более детальное исследование  было проведено шведским исследователем Marianne Sundström  из  Стокгольмского университета (Swedish Institute for Social Research (SOFI), Stockholm University) в 2012 году.  В нем исследователь  пришла к выводу, что при длительном проживании  в семье, где  один  родитель неродной ,  а  братья и сестры  — сводные,  дети демонстрируют лучшую академическую успеваемость чем при проживании с полностью неродными братьями и сестрами.  Причем, если в семье присутствует отчим, показатели успеваемости хуже, чем, если отец является родным, а мать не является биологической. Одной из причин кризиса в таких семьях, согласно шведской  статистике,  является отношение мужчины к неродным детям. Мужчины достаточно жестко проводят грань между собственными детьми и детьми новой жены (например, отказ от финансирования или сниженный интерес и участие).  Также выводы шведской исследовательницы противоречат выводам канзасских социологов: дети, рожденные в новом браке,  академически успешнее пасынков и падчериц. Еще одним противоречием стало влияние возраста на успеваемость – дети  «пэтчворк» — семей младшего возраста демонстрировали значительно более низкий уровень достижений, чем подростки  в сравнении с детьми тех же возрастов из традиционных семей, когда канзасское исследование говорит о равном влиянии стресса на детей и подростков.

Очевидно, что проблемы «пэтчворк» — семей, несмотря на схожесть общей канвы, отражают определенные национальные нюансы. Так  Marianne Sundström  объясняет большую оптимистичность своих результатов исследований  от американских коллег устройством шведского общества: в Швеции дети обладают большей социальной защищенностью и сопровождением, а, следовательно, и большей адаптивностью.

Итак, доказанное объективное ухудшение различных показателей по отдельности и в комплексе лишь идентифицируют наличие психологических проблем у детей из «пэтчворк»-семей. Но как искоренить источник стресса и  напряженности?

При решении возникших сложностей в общении и взаимопонимании в «лоскутных» семьях, психологи и семейные консультанты часто обращаются к классическим теориям психологии конфликта. По мнению исследователей Charity Perry-Fraser, Rick Fraser из Калифорнийского университета, Лос-Анжелес, ребенок, сталкивающийся с новым социальным опытом, просто не может справиться со стрессом и выражает его в отторжении своего нового статуса.  В отличие от родителей, ребенок испытывает не радость от приобретения или построения чего-то нового, а проходит через утрату: утрату связей со вторым родителем, своего авторитета и власти над биологическими родителями,  стабильности, привязанностей.  Бабушки и дедушки в таких случаях могут быть отдушиной и послужить психологической разгрузке, так как отношения с ними остаются прежними.

Исследования подчеркивают, что дисциплина, выработка четких правил, пресечение манипуляций, открытость и честность во взаимоотношениях, готовность к диалогу во многом помогают преодолеть семейные конфликты в «пэтворк»- семьях. Несмотря на сложность в подборе и соединении осколков предыдущих семей,  при определенных усилиях «лоскутное одеяло» отношений  может стать  гармоничным и законченным произведением «семейного искусства».

Подробнее познакомиться с освященной проблематикой можно по ссылкам:

Федеральная служба государственной статистики в Российской Федерации. Браки и разводы.

Kenneth Crayton. The effect of blended families on psychological development

Marianne Sundstrom. Growing up in a blended family: What ia the impact on education?

Tori DeAngelis. Stepfamily success depends on ingredients.

Francisco Perales, Sarah E. Johnson,  Janeen Baxter, David Lawrence, Stephen R. Zubrick.  Family structure and childhood mental disorders: new findings from Australia

Donna K. Ginther, Robert A. Pollak. Does family structure affect Children’s educational outcomes?