Автор текста  — Т.А.Поскакалова

По выражению профессора Марка Пренски, 21 век разделил общество на две категории потребителей информационных технологий: «цифровых иммигрантов» и «цифровых аборигенов». К первым принадлежат представители старшего поколения, познакомившиеся с технологиями уже в сознательном возрасте, тогда как вторые – молодые люди, выросшие в условиях информационной вседоступности. «Цифровые аборигены» не могут представить свою жизнь без Интернета. Значительная часть их жизни опосредована технологиями – будь то чтение любимой книги, разговор с близким человеком или шоппинг. Высокий уровень цифровой компетентности позволяет молодым людям быстро ориентироваться в потоках информации, находить нужные данные, оперативно реагировать на события, развивает навыки так называемой «мультизадачности» (multitasking). Однако все эти преимущества – лишь верхушка айсберга, поскольку все те же «цифровые аборигены» больше других подвержены негативному влиянию технологий — в частности, развитию зависимостей.

Зависимость от технологий имеет весьма разнообразные формы. Это может быть Интернет-зависимость, выражающаяся в постоянном желании «сидеть» в Интернете, переходя с сайта на сайт и часами «зависая» там без какой-то определенной цели. Интернет-зависимость может выражаться также в навязчивом желании постоянно проверять электронную почту, заходить в свой аккаунт в социальной сети, или фланировать по профилям других пользователей. Все чаще среди молодежи фиксируется так называемая мобильная зависимость, проявляющаяся в постоянном взаимодействии с мобильным телефоном и другими гаджетами. Наиболее распространенной среди подростков на сегодняшний день является игровая зависимость, которую в 2018 году Всемирная организация здравоохранения официально признала психическим расстройством.

Интересно, что Интернет-зависимость в подростковой среде имеет характерное гендерное и национальное лицо. Так, например, по данным хорватского Центра Здоровья Sveti Kriz, женская половина подростковой аудитории значительно более практична в использовании всемирной сети:  приоритет отдается образовательным ресурсам и общению по интересам, в то время как мужская ее часть, напротив,  пользуется Интернетом в основном для развлечения, предпочитая он-лайн игры и бесцельное блуждание в сети. Разница в количестве времени, ежедневно проводимого в Интернете мальчиками и девочками подросткового возраста, может составлять до нескольких часов.

Помимо гендерных различий, культурные и экономические факторы, дифференцированный доступ к информационным ресурсам  и технологическим устройствам играют значительную роль в динамике и векторе развития аддиктивного поведения у подростков. Культурное разнообразие и усвоенные подростками модели поведения, мотивация, система наказаний и поощрений также оказывают значительно влияние на развитие и специфику подростковых зависимостей. Так, например, та же группа хорватских ученых Цента Здоровья Sveti Kriz  утверждает, что подростки мужского пола в возрасте 15-16 лет в Польше, Финляндии и Хорватии  демонстрируют бОльшую зависимость от Интернета по сравнению со сверстниками того же пола из других стран.  Интересно, что именно в этом возрасте в перечисленных странах подросткам предоставляется больше личной свободы и возможностей выбора.

Группа ученых Daniel T. L. Shek и Lu Yu, проводившие исследования Интернет-зависимости в странах Азии, установили, что ученики старших классов в Гон-Конге проявляют большую устойчивость к Интернет-зависимости,  нежели  11-12-летние учащиеся. Исследователи связывают данный факт с огромным разнообразием возможностей, которые предлагает Интернет неопытным пользователям. «Новичкам» оказывается крайне сложно противостоять лавине соблазнов, сообщений и стимулов, предлагаемых виртуальным миром. Однако, с увеличением периода использования Интернета, молодые люди  постепенно вырабатывают «защитные механизмы» и стратегии поведения в виртуальном пространстве.   Согласно статистике, более опытные подростки, активно пользовавшиеся  Интернетом более 4 лет,  намного лучше справляются с выбором контента  и значительно быстрее осуществляют поиск информации.

Означает ли это, что знакомство с Интернетом нужно не откладывать (как это делают некоторые родители), а, напротив, начинать раньше, чтобы помочь ребенку выработать те самые «защитные механизмы» к моменту наступления подросткового периода? Каким образом семья и школа могут помочь подростку вовремя сориентироваться в мире технологий? Все эти вопросы требуют усилий специалистов из разных областей научного знания и, наверное, еще долго останутся открытыми.